ВходРегистрацияО проектеFAQКонтакты
  
Внедрение наукоёмкой модели экономики преследует цель увеличить до 70 процентов долю несырьевой продукции в казахстанском экспортном потенциале. Создание новых высокотехнологических отраслей экономики потребует роста финансирования науки до уровня не ниже 3 процентов от ВВП.
Стратегия "Казахстан-2050"
"Наша молодежь должна учиться, овладевать новыми знаниями, обретать новейшие навыки,
умело, и эффективно использовать знания и технологии в повседневной жизни"
Н.А. Назарбаев
УВАЖАЕМЫЕ ПОСЕТИТЕЛИ! В диссертационном зале
АО «НЦНТИ» открыт доступ к Электронной библиотеке
диссертаций Российской государственной библиотеки

(ЭБД РГБ).  Предоставляются услуги просмотра полного текста диссертации или автореферата и их распечатка.
 
Видео заседаний и интервью председателей ННС
Карта науки Республики Казахстан
Интерактивная
Карта Казахстана
Международные базы данных
События
05.05.2020 Страна должна знать своих ученых

Этим материалом мы продолжаем дискуссию о путях, проблемах и перспективах развития казахстанской науки. Представляем мнение Дениса Юрина – ученого астрофизика, одного из победителей Конкурса грантового финансирования молодых ученых 2020-2022 гг.

Интервью дается без купюр. Мнения наших собеседников могут не совпадать с позицией АО НЦГНТЭ.

Денис Юрин представляет новое поколение молодых ученых Казахстана, которое уже в полный голос заявило о себе и своих амбициозных планах. А планы реально масштабные и интересные, сфера научных интересов Дениса – численное моделирование крупномасштабной структуры Вселенной, моделирование отдельных галактик и создание галактик «на заказ». Но давайте обо всём по порядку.


Будем знакомы! Денис, расскажите немного о себе, научных интересах, планах.

Начало.
Меня зовут Денис Юрин, 37 лет, закончил КазНПУ им. Абая, учился там же в магистратуре, оттуда попал в Астрофизический институт им.Фесенкова (АФИФ), где стал участником совместного немецко-казахстанского проекта и стажировки в Германию. Во время стажировки подал документы на PhD, поступил в Гейдельбергский институт теоретических исследований, в группу теоретической астрофизики, возглавляемую профессором Фолькером Шпринглом, одним из ведущих астрофизиков мира. Там занимался численным моделированием крупномасштабной структуры Вселенной, моделированием отдельных галактик, а также созданием галактик так сказать “на заказ”, со специфическими свойствами для численных экспериментов с ними. В результате, я придумал принципиально новый метод для создания равновесных гравитирующих систем со строго заданными характеристиками, и с помощью моего научного руководителя написал параллельный компьютерный код, основанный на этом методе для расчетов на вычислительных кластерах. Все это составило тему моей докторской диссертации, которую я успешно защитил в 2014 году.

Группа Теоретической астрофизики, Хайдельберг, Германия, 2013 год.
Возвращение в родные пенаты
Получив степень PhD вернулся в Казахстан, в мой домашний институт, АФИФ, где надеялся на продолжение исследований и сохранение коллаборационных связей с западными научными группами. Подал заявку на конкурс по грантовому финансированию научных проектов на 2018-20 годы, получил высокий балл ГНТЭ, но не прошел. Подробнее об этом рассказывал здесь. Дожил до конкурса грантового финансирования молодых ученых на 2020 - 2022 годы, подал снова проектную заявку и в этот раз прошел, заняв третье место из 167 заявок. Чему я очень рад.

Тема проекта
Мой проект посвящен изучению механизма формирования спиральных рукавов в дисковых галактиках. Этот механизм, несмотря на десятилетия исследований, а также рутинное воспроизведение спиралей в компьютерных симуляциях, до сих пор не до конца ясен. Данная ситуация является беспрецедентным вызовом для современной астрофизики. В этом проекте мы нацелены принять этот вызов и с помощью высококачественных симуляций дисковых галактик перепроверить существующие теории происхождения спирального узора в галактиках, и возможно, сформировать свою собственную теорию.

Спиральня галактика (иллюстрация)

К Конкурсу грантового финансирования молодых ученых на 2020 -2022 гг. было особое внимание, как стороны научного сообщества, так и Министерства образования и науки. С каким настроением Вы готовились и шли на этот конкурс?

Надеялся на лучшее, но готовил себя к худшему. Слишком много было тех, кто продолжал говорить, что без “связей” в ННС ничего “не светит”. Кроме того, я знал, что один из членов ННС, который в прошлый раз оценивал и рекомендовал к отклонению мой проект, и с которым во время скандала 18-го года мы заочно обменялись критическими замечаниями по отношению друг к другу, был и в этом ННС. Но вопреки моим опасениям, в этот раз он очень хорошо отозвался о моем проекте, что меня немало удивило и обрадовало.

Отметили ли Вы изменения в работе ГНТЭ и ННС в этом году? Как их оцениваете?

Каких-либо особых претензий к ГНТЭ у меня нет. Считаю, что, как и в прошлый раз, так и в этом году, экспертиза была организована на должном уровне, и оценки ГНТЭ вполне адекватно отражают качество проектов. Что касается ННС, то да, в этом году я однозначно заметил изменения, и оцениваю их положительно. Конечно, я не могу быть полностью объективен, так как прошел в конкурсе. Но должен сказать, что я посмотрел практически все заседания ННС по нескольким приоритетам и отметил кардинальную разницу с тем, что мы видели в 17-18 годах. Проекты обсуждали, по проектам дискутировали, вплоть до повышения голоса друг на друга. Да, порой было видно, что кто-то кого-то лоббировал, но общего сговора со всей очевидностью в это раз не было. Было видно, что члены ННС знают, что за ними смотрят, оценивают их суждения и оценки, что они помнят про скандал 18-го года и не хотят его повторения. И это хорошо. Также нельзя не отметить, что выросло внимание к различным наукометрическим показателям, таким как индекс Хирша, цитируемость, связанность рабочей группы, наличие задела и др. Возросло внимание к мнению международной экспертизы, многие члены ННС даже зачитывали его вслух. Отрадно было видеть, что финансирование было распределено строго по ранжированному списку, а оценка ННС стала коррелировать с оценкой международной экспертизы. Странностей, вроде того, что проекты с очень низкими баллами ГНТЭ проходили, а с очень высокими нет, в этот раз практически не было.


Как по-Вашему еще можно улучшить процедуру отбора и оценки научных проектов, претендующих на государственное финансирование?

Что касается работы ННС, то я не уверен, что ее можно и вообще нужно совершенствовать дальше в имеющемся формате. Даже если каким-то образом полностью устранить лоббирование и значительно повысить уровень членов ННС, все равно качество и объективность экспертизы разнопрофильных экспертов из ННС сотен проектов будет ниже, чем качество экспертизы проведенной тремя узкими специалистами одного проекта. Я бы предложил значительно увеличить количество приоритетов до нескольких десятков, а количество членов ННС на один приоритет сократить до 5-10 человек. Это пропорционально уменьшит количество проектов на одного члена ННС, а также усилит качество экспертной оценки, позволит тщательнее распределять деньги по направлениям. Избавит от необходимости сравнивать, скажем проекты в области информационных технологий с проектами в области ядерной физики, как это было в этот раз по моему приоритету ИТКТ. Нужно сравнивать яблоки с яблоками. Также работу членов ННС нужно сделать оплачиваемой, и оплачиваемой хорошо. От качества работы этих людей зависит эффективность распределения значительных бюджетных средств, это огромная ответственность! Еще бы я хотел, чтобы записи заседаний ННС всегда оставались в свободном доступе, ведь не все могут посмотреть прямые эфиры.


Если говорить о других вещах, которые можно улучшить, то лично для меня одним из самых неприятных моментов при подготовке конкурсной заявки всегда было необходимость ее составления на трех языках. Тот, кто своими руками делал конкурсную заявку знает, как это времязатратно. Нередко, когда переводы сделаны, а ты находишь в тексте ошибку или хочешь что-то улучшить, то нужно править во всех трех версиях, а это очень проблематично. Я считаю, что все конкурсные заявки должны подаваться только на одном языке - английском. Это язык, на котором делается вся современная наука, нравится это кому-то или нет. Это своего рода предварительный фильтр: не знаешь английского, значит вряд ли ты можешь быть современным ученым и/или экспертом, т.к. это означает что ты отрезан от основного научного информационного потока.
Также, сегодня в эпоху современных технологий, когда мы постоянно говорим о цифровизации и инновациях, это просто какой-то архаизм подавать заявки, научные или финансовые отчеты в бумажном виде. Когда я слышу, что что-то должно быть распечатано в N-экземплярах, иметь синие печати и быть прошнуровано - я всегда вздрагиваю. Сегодня все должно быть в электронном виде, включая печати и подписи, все необходимые технологии для этого уже давно созданы и доступны к использованию. В этой связи, не могу не отметить огромный прогресс в этом направлении достигнутый НЦГНТЭ: создан электронный портал, все документы теперь можно подавать в электронном виде, подписывать электронной подписью, есть онлайн поддержка.


Не хочу уходить в детали, но, как говорят, именно в них кроется дьявол.
Почему, к примеру, все документы у нас всегда требуются исключительно в doc-формате? Во-первых, это формат платный и не все могут или хотят покупать и пользоваться MS Office, во-вторых, отображение документов в этом формате зависит от версии ПО с помощью которого вы открываете файл, в-третьих это редактируемый файл и в него могут быть внесены изменения! Я считаю, следует разрешить и даже приветствовать подачу документов в формате PDF.
Что касается некоторых наукометрических показателей. Индекс Хирша, на мой взгляд, должен учитываться с исключением самоцитирования. Бывают случаи, когда авторы по случаю и без случая занимаются самоцитированием своих статей и таким образом раздувают свой индекс Хирша. Я считаю, что часто в этом есть элемент нечистоплотности, подобный публикациям в хищнических журналах.


Также, я рад, что проекты стали проходить финансово-экономическую экспертизу. Я убежден, что качество и адекватность распределения денег внутри проекта тоже имеет большое значение. К примеру, если указанный объем запрашиваемого финансирования на каждый год один и тот же и является круглой суммой, то это “звоночек”, в реальности такое вряд ли возможно. Или, если магистранты, phd-студенты указаны на полную ставку, то это тоже “звоночек”, ведь они должны учиться, посещать занятия и не могут работать полный рабочий день пять дней в неделю. На это нужно реагировать. Я понимаю для чего сделано ограничение ФОТ в 60%, чтобы все проектные деньги в конечном итоге не уходили только на зарплату. Но это порождает другие проблемы, в результате которых люди вынуждены “придумывать” ненужные расходы, командировки, закладывать покупку ненужного оборудования, программного обеспечения и т.п., только чтобы выйти на нужный процент. Я думаю, что это ограничение должно применяться к общей сумме запрашиваемого финансирования, а не отдельно по годам. Это же касается и самой запрашиваемой суммы, да ее общая величина должна быть ограничена, но ее распределение по годам должно быть произвольным на усмотрение авторов проекта. К примеру, это актуально при закупке оборудования, если все задачи проекта зависят от него или закупаемое оборудование не может быть разбито по частям и должно быть куплено в первый год проекта.



Варианты распределения финансирования по годам


Также, было бы неплохо, если бы НЦГНТЭ предоставил руководителям проектов заключения финансовой экспертизы по их проектам, уверен это будет им полезно.

Какие рекомендации и пожелания Вы можете дать руководителям научных проектов и членам ННС с позиции рядового участника конкурсного отбора?

Руководителям - я хотел бы рекомендовать иметь более активную гражданскую позицию, проявлять нетерпимость к любым видам научной или финансовой нечистоплотности, нарушениями научной этики, быть более самостоятельными, давать больше обратной связи, больше делиться в соцсетях, блогах, СМИ ходом работы над проектом, возникающих проблемах. Помнить, что государство доверило вам в распоряжение очень серьезные финансовые средства, да еще и в такие непростые времена! Нужно стремиться приложить все усилия, чтобы конвертировать их в реальный ощутимый, измеряемый результат. Победа в конкурсе - это только начало пути, теперь надо победить в проекте, реализовать задуманное, достигнуть определенных показателей. Желаю всем руководителям проектов успехов на этом пути.
Членам ННС я пожелал бы также всегда помнить о колоссальной ответственности перед казахстанской наукой, перед государством, о мультипликативном характере последствий принимаемых ими решений. Хотел бы попросить их всегда смотреть исключительно на суть проектов, на наукометрические показатели, на качество заявки, проявлять больше внимания к деталям и меньше обращать внимания на регалии и звания.

Что для вас лично значит победа в этом конкурсе?

С этой победой я связываю большие надежды вновь сосредоточиться на моих главных научных интересах, а именно численном моделировании дисковых галактик с целью изучения их свойств, без необходимости сильно беспокоится о зарплате в течении пары лет. Также это возможность возобновить живые связи с моими зарубежными коллегами. Написать в относительно комфортных условиях несколько новых совместных статей. Кроме того, в рамках проекта предполагается закупка нескольких высокопроизводительных вычислительных серверов, которые станут частью создаваемого в нашем институте компьютерного кластера и значительно увеличат его производительность. Убежден, что сегодня, когда численные методы приобретают все возрастающее значение в научных исследованиях, это оборудование расширит научно-исследовательские потенциал института и будет полезно для многих проектов выполняемых и планируемых к выполнению в АФИФ.
Также лично для меня этот конкурс означает, что действие всегда лучше бездействия. Я устал слышать что “так было всегда”, что “такова система”, что “все повязаны”, и “ничего не изменишь”. Я думаю, этот конкурс показал, что это не так, и позитивные изменения возможны даже в очень порочных и устоявшихся системах.
В заключение хотел бы поблагодарить всех причастных к упомянутым сдвигам и улучшениям в процедуре отбора и оценки научных проектов, в том числе Адила Ибраева. Считаю, что без его принципиальной позиции по недопущению изменения баллов ГНТЭ в чью-либо угоду, многие из произошедших сегодня позитивных изменений, включая мою победу в конкурсе, были бы невозможны.

****

АО НЦГНТЭ приглашает заинтересованных представителей научного сообщества поделиться свои мнением относительно путей развития науки Казахстана.


Подготовила Татьяна Бажова,

Отдел по связям с общественностью



269
Участники
Принять участие
050026, Алматы, ул. Богенбай батыра, 221
Тел: 8 (727) 378 0509
E-mail: dir@inti.kz
      Все права защищены
©ННП 2013 - 2019