ВходРегистрацияО проектеFAQКонтакты
  
Внедрение наукоёмкой модели экономики преследует цель увеличить до 70 процентов долю несырьевой продукции в казахстанском экспортном потенциале. Создание новых высокотехнологических отраслей экономики потребует роста финансирования науки до уровня не ниже 3 процентов от ВВП.
Стратегия "Казахстан-2050"
"Наша молодежь должна учиться, овладевать новыми знаниями, обретать новейшие навыки,
умело, и эффективно использовать знания и технологии в повседневной жизни"
Н.А. Назарбаев
УВАЖАЕМЫЕ ПОСЕТИТЕЛИ! В диссертационном зале
АО «НЦНТИ» открыт доступ к Электронной библиотеке
диссертаций Российской государственной библиотеки

(ЭБД РГБ).  Предоставляются услуги просмотра полного текста диссертации или автореферата и их распечатка.
 
Видео заседаний и интервью председателей ННС
Карта науки Республики Казахстан
Интерактивная
Карта Казахстана
Международные базы данных
События
20.02.2020 Наука в регионах: возможности и перспективы

Казахстан – это не только два мегаполиса – Нур-Султан и Алматы, хотя они вносят наиболее весомый вклад в ВВП страны. Это еще и регионы, где также формируется экономический потенциал государства. И чем успешнее они будут развиваться, тем успешнее и благополучнее будет Казахстан.

Вместе с тем надо понимать, что прогресс в индустрии, сельском хозяйстве и других отрас­лях экономики возможен в том случае, если они будут идти в ногу со временем, то есть «дружить» с учеными, внедрять в производственные процессы научные идеи, открытия и разработки, причем не зарубежные, а отечественные. Над этой проб­лемой – активизацией участия казахстанской науки в развитии экономики – сломано немало копий. Она поднимается на уровне Правительства, в научной и образовательной среде, в обществе. В частности, Министерство образования и науки РК начало уделять системное внимание развитию научной сферы. По инициативе министра Асхата Аймагамбетова государственные гранты на научные проекты будут выделяться ежегодно, пересмотрен состав национальных научных советов (ННС), изменена система отбора проектов, которая основана на открытой и прозрачной работе ННС, вводится экономическая экспертиза на обоснованность цен и целей исследований, решаются социальные проблемы научных работников… Однако тема повышения вклада науки в ВВП все еще остается по большей части предметом дискуссий, а не конкретных действий ученых, региональных властей и бизнеса.

Тенденции и закономерности

Основная задача государственных органов, ответственных за реализацию научной политики в стране, заключается в том, чтобы исследования и разработки пришли в реальный сектор экономики, на предприятия и в сельские хозяйства. В настоя­щий момент мы видим такую картину: на 1 января 2019 года инновационная активность зафиксирована только на 735 из 1 764 крупных предприятий, на средних этот показатель равен 23,7%, на малых – 7,2%. На этой проблеме было акцентировано внимание ученых еще 2 года назад, на встрече Елбасы Нурсултана Назарбаева с членами Национальной академии наук РК.

Очевидно, что низкий уровень инновационной активности казахстанских предприятий требует дополнительного изучения и разработки конкретных стимулирующих мер.

Если говорить о тенденциях и закономерностях более подробно, то нельзя не заметить неравномерность распределения научного потенциала и ресурсов, которая сложилась под влиянием исторических, политических и экономических условий. В тех регионах, где традиционно были сосредоточены научно-исследовательская инфраструктура и кад­ровый потенциал, отмечаются более высокие показатели в развитии производства, внедрении инновационных и технологических разработок.

Важными показателями состояния науки являются доли внутренних затрат на научно-исследовательские и опытно-конст­рукторские работы (НИОКР) в ВВП республики и в валовом региональном продукте (ВРП) областей. В 2018 году, по данным статистики, доля внутренних затрат на НИОКР в ВВП составила 0,12%, или 72 224,6 млн тенге. Наиболее высокие показатели характерны для Алматы (0,22%) и Нур-Султана (0,24%), крупнейших научно-образовательных центров, где ведется до 90% фундаментальных исследований, а также для Мангистауской (0,29%) и Восточно-Казахстанской (0,15%) областей. Эти регионы вносят наиболее существенный вклад в формирование казахстанского ВВП.

Наши регионы отличаются своей спецификой. Особеннос­тью экономики, например, Мангистауской области является в основном добыча нефти и газа. Поэтому здесь развиваются аффилиированные с добывающей промышленностью ремонт, изготовление и обслуживание неф­тепромыслового и бурового оборудования, производство строительных материалов, рабочей и защитной одежды для работников месторождений. В этих рамках живет и наука. Однако, несмотря на высокие затраты на НИОКР и отраслевую направленность научно-исследовательских и конструкторских разработок, объем затрат на инновации в целом в Мангистауской области не превышает 4%. Он более чем в 2 раза ниже среднереспубликанского уровня (10,6%). Этот вопрос требует серьезного анализа, так как в будущем он будет сдерживать социально-экономическое развитие региона.

Наименьшие затраты на НИОКР показывают Кызылординская, Павлодарская, Северо-Казахстанская и Туркестанская области. А ведь, к примеру, Павлодарская область обладает диверсифицированным промышленным и сельскохозяйственным производством и богата запасами полезных ископаемых. Область занимает одно из ведущих мест в минерально-сырьевом комп­лексе республики и обладает достаточным потенциалом для развития предприятий химической, машиностроительной и металлообрабатывающей отрас­лей. Площадь сельскохозяйст­венных угодий региона составляет 11,2 млн га. И вот при таком потенциале доля науки в ВРП составляет всего 0,02%, а по объему затрат на НИОКР (в 2018 году – 290,2 млн тенге) область занимает предпоследнее место среди всех регионов Казахстана. При этом в финансировании ее научной сферы принимают участие не только республиканский и местный бюджеты, но и иностранные инвесторы – их доля в общем объеме внутренних затрат превышает 20%.

На примере Павлодарской облас­ти можно проследить еще одну тенденцию. Мы знаем, что успех любого научного исследования напрямую зависит от имеющихся исследовательских кадров. Формирование научных коллективов, создание условий для ученых в регионах должно быть в фокусе внимания местных властей. Но статистика показывает, что в регионах с наиболее низкими затратами на НИОКР наблюдается сокращение внут­ренних затрат на НИОКР в расчете на одного исследователя. В 2018 году при среднереспубликанских затратах на одного научного работника в 3,2 млн тенге, в Павлодарской области они составляют 0,5 млн тенге. При таком отношении к интеллектуальному труду в ближайшем будущем область вряд ли сумеет усилить научный и инновационный потенциал своей экономики.

Мы отмечаем и такую тенденцию: при постоянном и значительном увеличении финансирования НИОКР из рес­публиканского бюджета затраты из местных бюджетов сокращаются или остаются на прежнем уровне. Думаем, одна из причин состоит в том, что у региональных властей нет заинтересованности в науке – научные исследования, проводимые на региональном уровне и финансируемые из республиканского бюджета, не совпадают с потребностями областей и не оказывают какого-либо влияния на местную экономику.

Научные интересы

Рассмотрим этот вопрос подробнее.

В 2019 году в рамках прог­раммно-целевого финансирования (ПЦФ) были поддержаны 303 научных проекта. Из них 68, или каждый четвертый проект, касаются сельского и лесного хозяйства. А вообще по отраслям знаний показатели распределились следующим образом: биология – 24 проекта, ядерная техника – 22, биотехнология – 18, физика – 15, космические исследования, пищевая промышленность – по 14 и так далее.

Если рассматривать грантовое финансирование научных проектов, то, по отчетам 2019 года, из 1 066 государственных грантов значительная часть (69) направлена на исследования в области сельского и лесного хозяйства.

Получается, независимо от того, где вершится наука, в столице или провинции, и какой является на самом деле специфика регионов, значительные средства идут на сельскохозяйст­венную науку.

Актюбинская область – крупнейший индустриальный центр Казахстана с уникальной минерально-сырьевой базой. Область занимает второе место в мире по запасам хромитовых руд, обладает значительными залежами меди, нефти и газа. Но с 2015 по 2017 год в рамках ПЦФ в регионе поддержаны 14 научных проектов, и все они изучают проблемы сельского и лесного хозяйства.

Почти то же самое наблюдается в Кызылординской области, где имеется богатая минерально-сырье­вая база (углеводороды, полиметаллы, кварцевый песок, известняк, строительный камень), бурно развиваются транспорт и логистика (доля этой отрасли в ВРП составляет 14,9%), исследования в рамках ПЦФ также ограничиваются сельским и лесным хозяйством.

Очевидно, что в ряде областей Казахстана нужно внимательнее относиться к определению прио­ритетных направлений научных исследований и оказывать государственную поддержку тем проектам, которые вкупе будут направлены на реализацию всего многогранного потенциала регионов.

Безусловно, то, что аграрная наука у нас развивается, факт отрадный. Значит здесь работают научные школы, существуют традиции, ученые активны. В Акмолинской области, производящей четверть общереспубликанского объема высококачественной продовольственной пшеницы, за период с 2015 по 2017 год в рамках ПЦФ поддержаны 35 исследований. В Алматинской области, где расположены два национальных парка из четырех и уникальный заповедник, производится львиная доля плодоовощной продукции, сосредоточены крупные производственные мощности пищевой промышленности, животноводческие комплексы, по линии ПЦФ поддержаны 42 проекта, исследующих проблемы названных отраслей.

Но резонно задать ряд вопросов. В курсе ли местные управленцы, чем занимаются ученые-аграрии, как результаты их исследований и разработок сказываются на экономических показателях территорий и на ситуации в сельском хозяйстве в целом? Есть ли среди отечественных достижений новые сорта сельскохозяйственных культур, новые высокопродуктивные породы скота, новые агротехнологии, новые способы переработки сельхозпродукции, а также передовые методы управления сельским хозяйством? Заинтересованы ли ответственные лица в том, чтобы научные проекты реализовались, то есть имеют ли они планы внедрения результатов работы ученых на конкретных производствах? Преоб­ладающий импорт продуктов питания говорит, что вопросы эти риторические.

Если мы говорим о повышении роли науки в социально-экономическом развитии страны и регионов, то нужно стимулировать и поддерживать научные исследования в наиболее перспективных для конкретных территорий направлениях. Наивно ждать, что кто-то придет и просто так предложит инновационные решения для нашей экономики: нужно создавать условия для формирования центров роста, научно-исследовательских коллективов, способных генерировать идеи и воплощать их в жизнь. Если сегодня не принять конкретных мер по поддержке организаций, участвующих в НИОКР, не привлечь внимание акимов к формированию направлений и тематики научных исследований, то значительная часть бюджетных средств, выделенных на программно-целевое и грантовое финансирование, будет использоваться неэффективно. Вправе ли мы так распоряжаться деньгами налогоплательщиков?

Отсюда напрашивается вывод: увеличение бюджетного финансирования предъявляет более высокие требования к управлению научными исследованиями, наука в регионах должна более активно формировать актуальную повестку сотрудничества с экономической сферой, максимально эффективно используя и развивая свой потенциал.

Что делать?

Убежден, что развитие науки и экономики – взаимосвязанный и взаимообусловленный процесс. Озвученная Президентом Касым-Жомартом Токаевым в ежегодном Послании задача диверсификации экономики требует новых подходов и инновационных решений в производственной и управленческой сферах.

Во-первых, показатели, связанные с состоянием науки, разработкой и внедрением инновационных технологий, должны быть внесены в список основных индикаторов результативности работы акимов. Экономический рост и развитие регионов, включая объе­мы производства, привлечение инвестиций, решение социальных проблем, должны обеспечиваться прежде всего за счет научно-технического прогресса.

Во-вторых, Государственная программа развития образования и науки на 2020–2025 годы предусматривает многократное увеличение финансирования науки к 2025 году, и от того, насколько эффективно будут распределены и использованы эти средства, зависит будущее не только науки, но и страны в целом. Рост финансирования науки из республиканского бюджета должен мотивировать местные власти активнее сотрудничать с учеными, формировать и поддерживать кадровый потенциал науки.

В-третьих, известно, что структура ВВП сейчас меняется в сторону увеличения доли услуг. Полагаю, что нам нужны научные исследования в этих областях, в частности в торговле, логистике, туризме, здравоохранении, образовании и так далее. Например, Госпрограмма развития туристической отрасли на 2019–2025 годы требует обеспечить к 2025 году долю туризма в общем объеме ВВП до 8%. Как этого добиться, должны решить ученые, которые специализируются, например, на проблемах развития маркетинга и брендинга. Вместе с тем нам нужны исследования путей увеличения доли производственного сектора в экономике за счет изучения рынка, конкурентных возможностей отечественной экономики, разработки новых видов продукции и технологий, новых методов управления.

В-четвертых, через нормативно-правовую базу, регламентирующую качество и новизну продукции, а также через финансовое или налоговое законодательство необходимо стимулировать, наряду с крупным бизнесом, МСБ. Последнему должно стать интересно вкладывать инвестиции в научные исследования и использовать результаты НИОКР на своих производствах. Нужно с этих позиций рассмот­реть возможность применения зарубежного опыта административно-хозяйственного управления инновационными процессами в рамках малого и среднего бизнеса.

Перед нашей страной сегодня стоят серьезные вызовы, они предметно обсуждались на январском расширенном заседании Правительства с участием Главы государства. В частности, Президент Касым-Жомарт Токаев говорил о росте конкурентоспособности экономики, доступе отечественных предприятий к рынкам сбыта за счет высокой производительности и качества продукции. Не ошибусь, если скажу, что общество вправе рассчитывать на адекватный ответ казахстанской науки, тем более что она сама давно стремится занять достойное место в социально-экономическом развитии страны. Только тянуть с таким ответом уже нельзя. Только взаи­модействие науки и производства позволит достичь стратегических целей, стоящих перед Казахстаном.

Автор:
​ Адил Ибраев, президент Национального центра научно-технической экспертизы, заслуженный деятель Республики Казахстан

Источник: www.kazpravda.kz

4685
Участники
Принять участие
050026, Алматы, ул. Богенбай батыра, 221
Тел: 8 (727) 378 0509
E-mail: dir@inti.kz
      Все права защищены
©ННП 2013 - 2019