Публикации в СМИ

Наука управлять наукой




В свете специального обращения главы государства Нурсултана НАЗАРБАЕВА, посвященного перераспределению полномочий между ветвями государственной власти, появилась настоятельная необходимость в ревизии всех систем управления, в том числе и на отраслевом уровне. В частности, сферы управления наукой.

Президент лично уделяет этой теме постоянное внимание. Вопросы развития науки, реальной отдачи от ее финансирования, коммерциализации исследований и разработок затрагиваются практически во всех посланиях главы государства, во время его встреч с представителями научного сообщества, в специальных выступлениях и документах. Государство, не считаясь с трудностями, вызванными экономическим кризисом, продолжает выделять на науку довольно серьезные финансовые ресурсы. Вот и в трехлетнем бюджете на 2016-2018 годы запланировано направить на реализацию продолжающихся научных и научно-технических проектов в общей сложности 56,8 млрд. тенге, из которых в 2016 году было выделено 21,8 млрд. тенге по трем формам финансирования.

При этом, естественно, государство вправе ожидать от отрасли как реального вклада в развитие самой науки, так и экономической эффективности научных исследований. Но, к сожалению, отечественная наука пока не может представить обществу весомых достижений именно по этим показателям. Данная тема широко обсуждается среди самих ученых, которые видят корень проблем в неэффективной системе управления.

Мне могут возразить: мол, у нас выстроена достаточно четкая система управления наукой. Высшая научно-техническая комиссия (ВНТК) при правительстве республики, основываясь на приоритетах, названных главой государства, определяет главные направления развития науки, а решения о финансировании научных исследований принимают национальные научные советы (ННС). Их заключения выносятся после конкурсного отбора научных проектов и программ на основе экспертизы ведущих отечественных и зарубежных ученых. Организацию и проведение экспертизы осуществляет Национальный центр государственной научно-технической экспертизы.

Но почему при наличии, казалось бы, такой стройной системы управления и госфинансирования науки у нас не получается совместить ее с ожиданиями экономики? Значит, пора подумать, а не нуждается ли эта система в совершенствовании.

Начну с узких мест, образовавшихся в финансировании науки. На сегодняшний день в Казахстане существуют следующие виды бюджетного финансирования науки: базовое, программно-целевое и грантовое.

Госгранты научные коллективы и отдельные исследователи получают на конкурсной основе по итогам довольно серьезной и многоступенчатой процедуры отбора. Но, обратите внимание, при выделении гранта речь не идет о прямом заказе на ту или иную технологию или о внедрении. Предполагается, что полученные технологии и прототипы уже после их создания будут оцениваться инвесторами на предмет коммерциализации. Как показывает практика, лишь небольшая часть полученных результатов находит таким путем реальное применение в экономике.

Можно ли представить, чтобы основатель Apple Стив ДЖОБС просто взял и “отпустил” своим разработчикам десятки миллионов долларов на что-то, полагая: если долго мучиться, что-нибудь получится? Вопрос, конечно, риторический. В его голове сначала сложилась, пусть и примерная, технология из трех зарекомендовавших себя компонентов, воплощением которой стал айфон, и вот эта задача была поставлена перед разработчиками - создать телефон-компьютер, без которого сегодня мы уже не представляем свою жизнь.

То есть те, кто ставит задачи перед наукой, должны четко знать, что в данный момент нужно стране. Президент определяет направления, государственные структуры, ответственные за их реализацию, те в свою очередь конкретизируют задачи исходя из потребностей страны, просчитывают затраты и сроки выполнения. Решена научная задача - полностью расплачиваются с авторами проектов и исполнителями. Целесообразно ввести также определенные преимущественные нормы при проведении конкурса на финансирование НИОКР. Это наличие заказчика, заинтересованного в научных исследованиях, или солидного софинансирования со стороны бизнеса.

Но нужно иметь в виду, что серьезные научные результаты, особенно в фундаментальных исследованиях, получаются лишь в течение длительных исследований. Ограничение работы над научными проектами неким непродолжительным периодом без гарантий продления финансирования, когда научный коллектив или ученый каждые три года вынужден выставляться на конкурс, нарушает непрерывный процесс научного поиска, снижает эффективность труда ученого. Такая прак¬тика приводит к профанации науки - кто захочет добровольно сесть на “диету”, а вместе с тем вести значимый для науки проект на началах голого энтузиазма? Предлагаем определить минимальный срок работы над фундаментальным научным проектом (или исследованием) не менее 5-10 лет с возможностью продления финансирования. Кроме того, необходимо экспертное заключение о продолжении исследований до стадии внедрения.

Значительным источником госинвестиций в науку является программно-целевое финансирование. В соответствии с законом о науке по данной форме финансируются программы, направленные на решение стратегически важных государственных задач. Их финансирование осуществляется на конкурсной основе или по решению правительства вне конкурсных процедур, а потому данные проекты должны быть выполнены на самом высоком уровне. Предполагается, что при внедрении в производство они обязательно дадут экономический эффект, который повлияет на наукоемкость экономики. Однако какая-либо оценка этого эффекта в плановых документах по программам и в отчетах об их исполнении обычно отсутствует. Предлагаем проводить экономическую экспертизу проектов для предварительной оценки их экономической целесообразности. Эта оценка должна быть определяющей при рассмотрении проектов в ННС, решающих, на что и в каком объеме будут выделены бюджетные средства.

Важным нам представляется и баланс между различными формами бюджетного финансирования. Однозначного ответа на этот вопрос пока нет. По данным госрегистрации в НЦГНТЭ, основная доля НИОКР в Казахстане выполняется в рамках грантового финансирования. В 2015 году оно составило более половины зарегистрированных НИОКР - 56,3 процента. При этом отмечается снижение удельного веса проектов, выполняемых в рамках научно-технических программ: в 2012 году - 25,5 процента проектов, в 2014-м - 25,8, в 2015-м - 20,9 процента.

Следует также отметить, что в научной сфере республики сохраняется дисбаланс между фундаментальными, прикладными исследованиями и опытно-конструкторскими разработками: доля фундаментальных составляет 23 процента, прикладных - 53, опытно-конструкторских - 24 процента. Тогда как в экономически развитых странах данное соотношение составляет 15:25:60. То есть инвестирование в научно-технические разработки находится в приоритете, поскольку их результаты обеспечивают высокую конкурентоспособность страны.

Отметим и такой момент. Несмотря на значительные объемы финансирования, доля затрат на выполнение научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ составляет всего лишь 0,17 процента от ВВП. При этом 60 процентов средств поступает из госбюджета, около 30 процентов - из собственных средств организаций, а оставшаяся часть - от бизнес-структур, не связанных с наукой, что свидетельствует о низкой заинтересованности бизнеса в исследованиях. Его сближению с наукой препятствуют высокие экономические риски, недостаточный уровень готовности научно-технических результатов к практическому внедрению, нехватка квалифицированных кадров, неразвитость инновационной инфраструктуры. Требуется также совершенствование налоговой политики по стимулированию расходов частного сектора на НИОКР. Инвестиции в инновации должны стать для частного сектора максимально прибыльными.

А теперь мы подошли к главной теме - созданию единой системы государственного управления наукой. Отсутствие консолидирующей госструктуры по развитию научно-технической деятельности представляется нам большой проблемой, от решения которой во многом будет зависеть и эффективность вложенных в науку денег.

Согласно закону о науке управлением в научной сфере занимаются пять структур: правительство, ВНТК, ННС, комитет науки МОН, отраслевые уполномоченные органы. При этом ВНТК и ННС выполняют общественно-консультативные функции. Кроме того, Министерство по инвестициям и развитию имеет свои подразделения: НАТР, центры коммерциализации и трансферта технологий, отраслевые конструкторские бюро и другие структуры и фонды. Занимаются наукой и другие министерства.

Скоординировать реализацию приоритетов, сформулировать госзаказ на научные исследования во всех секторах экономики в такой ситуации очень трудно. Все “занимаются наукой”, а науки как базиса экономического развития нет. Более того, выделяемые на науку средства распыляются или не используются, а исследования в лучшем случае дублируют друг друга. Иными словами, единое тело науки фрагментировано, и эти фрагменты никак не связаны между собой.

Назрела необходимость в едином законе о государственном регулировании научной, научно-технической и инновационной деятельности вместо нескольких имеющихся (“О науке”, “О коммерциализации результатов научно-технической деятельности”, “О государственной поддержке индустриально-инновационной деятельности” (последний к тому же уже утратил силу), который регламентировал бы все вопросы научной сферы.

Кроме того, имеющиеся в научно-инновационной среде проб¬лемы требуют создания органа, который обеспечивал бы единые и целенаправленные действия в этой отрасли. Этот независимый орган должен выполнять функ-ции технологического и научного удита принимаемых и реализуемых программ, иметь соответствующие полномочия и место в вертикали власти. Таким органом могло бы стать Национальное агентство по научной, научно-технической и инновационной деятельности (НАННТИД), которое будет выступать и государственным заказчиком для науки, и главным координатором в системе фундаментальной, прикладной и отраслевой науки, а также контро¬лером процесса внедрения результатов научных исследований в производство. И, само собой, оно должно контролировать использование госсредств.

На наш взгляд, создание АННТИД необходимо для обеспечения более эффективного взаимодействия научного сектора и сектора реальной экономики. Кроме того, этому агентству определенно следовало бы придать правовую форму высшего органа госуправления и контро¬ля научной, научно-технической и инновационной деятельности, непосредственно подчиненного и подотчетного главе государства. Постановления агентства по вопросам, относящимся к его компетенции, должны быть обязательными для министерств и ведомств. Этим ни в коем случае не умаляется состоятельность центральных госорганов, подотчетных правительству. Вместе с тем достижение задач, поставленных президентом - в ближайшие 10-15 лет создать наукоемкий экономический базис, считаем, станет возможным только при такой правовой форме.

Последние десятилетия характеризуются резким ростом влияния науки и технологий на жизнь людей. В этих условиях результативность государственной политики в значительной степени зависит от того, как правильно определены национальные приоритеты развития, в какой мере эффективны механизмы и инструменты, используемые для их реализации.

Адил ИБРАЕВ, президент Национального центра государственной научно-технической экспертизы, заслуженный деятель Казахстана

https://time.kz/articles/ugol/2017/02/10/nauka-upravljat-naukoj
бщественно-политическая газета «Время»

10 февраля 2017 г.