Наука Казахстана

Профессор Дудкин: «Я считаю, что понятия «ученый», «изобретатель» и «конструктор» – неразделимы»

27.04.2021

340

Тематика научных проектов, получивших грантовое финансирование в 2018 – 2020 гг. различна. От изучения космоса до решения насущных ежедневных проблем, касающихся жизни каждого человека. Иногда эти проблемы в буквальном смысле лежат под ногами.

Так, проект «Механизированный комплекс для очистки дорог и тротуаров в зимнее время» Восточно-Казахстанского технического университета им.Д. Серикбаева решает вопросы, связанные с эффективными и экологичными способами удаления льда с дорог и тротуаров.

Актуальность темы обусловлена в первую очередь большим числом дорожно-транспортных происшествий и случайных падений на обледенелых дорогах, которые ежегодно уносят жизни и делают инвалидами сотни людей. Кроме того, Казахстан терпит огромные экономические убытки из-за закрытия автотрасс или некачественного дорожного покрытия, затрудняющего и останавливающего грузопотоки, проходящие через нашу территорию. Учитывая, что РК позиционируется как мировой логистический центр, соединяющий Европу и Азию, проблема принимает стратегический характер для развития экономики нашей страны.

Что нового можно предложить для решения этой, казалось, бы вечной задачи? Ученые Восточно-Казахстанского технического университета им.Д. Серикбаева под руководством Михаила Васильевича Дудкина, доктора технических наук, профессора предложили свой вариант, отличающийся высокой эффективностью и технологической простотой.


М.В. Дудкин – человек уникальный. Один из немногих, кто успешно совмещает несколько ипостасей: яркий преподаватель, известный ученый, талантливый инженер-конструктор, изобретатель. Наш разговор с руководителем научного проекта не мог не затронуть темы профессиональной подготовки инженеров, «прокачивания» у специалистов навыков конструирования и изобретательства, и, конечно, вопросов, связанных с коммерциализацией научных разработок в Казахстане.

– Михаил Васильевич, расскажите немного о себе – где вы учились, почему когда-то выбрали именно это направление деятельности, кого считаете своим учителем.
– Обычно на вопрос – где вы учились, все называют школу или университет, остальное считается не столь важным. Немного оторвусь от этого стандарта, хоть он меня вполне устраивает.

Школу закончил в селе Каратал, Зайсанского района. Хорошая такая была школа, где, кстати, в Советское время еще, было одинаковое количество русских и казахских классов. Я имею ввиду язык обучения. Видимо оттуда у меня свободное владение разговорным казахским языком. Учителя школы все были уникумы, послевоенные педагоги, которые преподавали так, что о них можно снимать фильмы! Большая им благодарность за нашу подготовку к жизни!

После школы я закончил Семипалатинский автомеханический техникум. Вот где была кузница кадров! Нам настолько глубоко прививали профессиональные знания, что полученным багажом пользуюсь до сих пор.

Особенно благодарен нашим непосредственным преподавателям Владимиру Александровичу Шиллеру, Эвальду Гербертовичу Трестеру, Валентине Тимофеевне Думской и многим другим, которые учили нас быть дотошными в профессии.

Потом была армия, затем учеба в институте. Поступил я в строительно-дорожный институт в Усть-Каменогорске. Продолжил учебу и закончил Московский автомобильно-дорожный институт. Здесь меня научили и изобретать, и конструировать, и профессионально читать чертежи, и многому другому, необходимому для компетентного инженера-механика.

Мы учились у профессоров, таких, как Владилен Иванович Баловнев, Вячеслав Станиславович Заленский, Федор Петрович Катаев, Геннадий Владимирович Кустарев, Грант Суренович Мирзоян и других. Имена этих ученых раньше мы видели только на обложках учебников, а здесь, в институте, они преподавали нам «живьем». Это многого стоило.

В МАДИ был огромный научный полигон, где нас учили конструировать не только на бумаге, но и создавать образцы техники. Одним из моих учителей был Александр Борисович Ермилов – ученый с большой буквы, ушедший из жизни в молодом возрасте, но оставивший после себя целую конструкторскую школу. Изобретательством меня увлёк Юрий Павлович Бакатин – руководитель моего дипломного проекта, соавтор первого изобретения.

После обучения в МАДИ в Казахстан из Москвы вернулся сам, хотя по распределению мог бы остаться – баллы позволяли.

– Кем вы себя больше ощущаете – ученым, преподавателем, изобретателем, конструктором?
– Я считаю, что понятия «ученый», «изобретатель» и «конструктор» – неразделимы. Отсутствие одной из составляющих сильно уменьшит потенциал разработанного продукта, тогда как все три компонента дополняют друг друга и делают его полноценным и защищенным.
Изначально, я профессиональный преподаватель, а научная работа всегда по совместительству. Наоборот не пробовал, но думаю, что в этом случае тоже было бы все взаимосвязано. Так что я в равной степени ученый и преподаватель.

– Хороший инженер, изобретатель, конструктор – «товар штучный», требующий специальной профессиональной подготовки. Вы неоднократно получали звание «Лучший преподаватель вуза», сами являетесь действующим изобретателем, конструктором. Как вы считаете, можно ли научить, например, инженера изобретать, придумывать что-то новое? Как вообще нужно готовить изобретателей? И где?
– Увлечь студента изобретательством можно, если сам умеешь и любишь это делать. Заинтересованного в своем результате студента из лаборатории или производственного цеха не выгонишь, у него глаза горят и руки чешутся!

Но чтобы заинтересовать его, надо дать ему азы конструирования, логики, математики, сопромата, машиностроения…
Сейчас много преподавателей читают дисциплины по теории создания новой техники и изобретательству, сами не имея ни одного изобретения. Чему они научат, если сами не увлечены читаемым?

Это и есть издержки современного образования, когда все хотят получить мировое лидерство в научных разработках, а азам этого лидерства нигде не учат. Уже даже специализированных конструкторских кафедр не осталось, а когда-то мы целыми потоками студентов изобретали новое колесо, и ведь студенты к концу семестра делали заявки на изобретения и получали патенты!
Сейчас мы приобретаем чужие патенты и разработки, и хвалимся их обладанием, вместо того чтобы создавать своё и реализовывать другим странам.

Очень хромает в РК служба коммерциализации научных разработок. У нас есть готовые разработки, которые некому продвигать, даже если они очень востребованы. Все ложится на плечи ученого. А ученый еще и преподаватель, и у него нет столько свободного времени, чтобы и конструировать, и разрабатывать, и собирать, и реализовывать. Получается, что ученый должен сделать готовый продукт, испытать его, прорекламировать и реализовать. И это все при одновременном преподавании в университете.
После выполнения грантовых НИР часто остаются замечательные разработки или технологии, которые не коммерциализированы, потому что это некому делать, отсутствуют такие подразделения. А сам ученый не обладает достаточной коммерческой подготовкой или требуемым для этого капиталом.

Так и остаются разработанные машины штучными экземплярами, которые внедряются в производство, где их эксплуатируют, а на коммерциализацию не хватает времени.
Это чисто мое мнение, основанное на личном опыте. Кому-то может быть и повезло. Но бросить преподавательскую деятельность, чтобы заниматься продвижением разработанного продукта, я пока не готов.

– Приходит ли молодежь в эту сферу? Раньше молодые люди, увлеченные техникой, конструированием, могли реализовать свой интерес в различных кружках, секциях, научно-технических соревнованиях. Сегодня молодым труднее определиться с выбором профессии. Что нужно сделать, чтобы создать больше возможностей для талантливой молодежи реализовать себя в технике, конструировании, изобретательстве?
– Молодежь, слава богу, в эту отрасль пока приходит. И есть очень талантливая молодежь! Но это становится все более редкими случаями. Вопрос, конечно, в финансовой перспективе и в легкости достижения финансовой независимости. Все рвутся в высокооплачиваемые отрасли, а вот в машиностроение что-то не очень хотят. Почему – догадайтесь сами.

– Проблема занесенных снегом, скользких дорог касается буквально каждого человека. Ежегодно дорожно-транспортные происшествия, несчастные случаи на скользких дорогах становятся причинами гибели, инвалидизации сотен людей, наносят большой ущерб экономике страны. Можно сказать, что это мировая проблема. Привычные нам способы – применение реагентов, соли и т.д. не экологичны, используемая техника зачастую убирает только верхние слои снега, не справляясь со льдом или наносит повреждение дорожному покрытию. В чем технологическая новизна предложенного вами метода уборки льда и снега?

- Сам вопрос не нов, бери молот и бей по льду, пока он не сломается, но в нем правильно проставлен акцент – технологичность!
Льдоскалывающих машин изобретено много, и даже похожих по принципу действия машин придумано много, все дело в надежности и эффективности новой техники, обеспечиваемой именно технологичностью.

Ведь ломая лед, надо оставить целым дорожное покрытие! Чтобы вместе со льдом не сломать и несущую поверхность.

Нами разработана технология изготовления рабочих органов льдоскалывателей и просчитаны режимы их наиболее эффективной работы, обеспечивающие наибольшую эффективность эксплуатации и очистку территории от льда. Найдены конструктивные параметры рабочих органов, обеспечивающие наибольшую производительность при простоте и удобстве обслуживания, а также целостность очищаемого покрытия дорог и тротуаров.

– Что удалось сделать в рамках грантового проекта?
– Всё началось с гипотезы, что можно очищать тонкий лед с дорожного покрытия, оставляя последнее в целости.
Исследования по проекту подтвердили правильность выбранного направления работ и могут послужить основой для промышленного или коммерческого изготовления нового льдоскалывающего оборудования.

По результатам проекта получены 3 евразийских патента на изобретение, опубликованных в базе данных Clarivate Analytics. В данных этой же базы опубликована заявка на международный патент РСТ, получены 8 патентов на изобретения РК.
Опубликованы 2 научные монографии. Ряд статей опубликован в журналах, входящих в базу Scopus. Опубликованы несколько статей в журналах, рекомендованных КОКСОН.

Были разработаны, изготовлены, испытаны и внедрены в производство 2 опытно-промышленных образца льдоскалывающих машин. Был изготовлен лабораторный экспериментальный стенд для исследования рабочего оборудования льдоскалывателей.
По оригинальным научным материалам проекта были защищены 7 магистерских диссертаций. Подготовлены к защите 2 докторских (PhD) диссертации. В проект были вовлечены иностранные ученые из РФ и ЕС.

Получены дипломы и сертификаты международных конференций и стажировок. По материалам проекта составлена заявка и начата коммерциализация результатов проекта.

– Путь от создания прототипа к серийному производству бывает долгим, иногда бесконечным. На каком этапе сейчас вы находитесь?
– Пытаемся собственными силами коммерциализировать навесной (на трактор «Беларус») вариант рабочего оборудования льдоскалывателя при поддержке ТОО «НПО Иннотех».

– Кто поддержал ваши разработки?
– Была определенная поддержка городского (г. Усть-Каменогорск) и областного (ВКО) акиматов, образцы техники показывались международным и правительственным делегациям. Была заинтересованность со стороны МОН РК и МИР РК. По их рекомендациям на нас выходили несколько дорожно-обслуживающих организаций РК, но после отправки им наших материалов заинтересованность пропала. В связи с простотой конструкции оборудования мы не исключаем его изготовления заинтересованными организациями без нашего согласия. Проверить эту версию в связи с введенными ограничениями пока не представляется возможным.

– Какие у вас планы?
– По результатам грантовых работ остался достаточно грамотный и сплоченный коллектив исследователей-единомышленников, открытый для предложений.

***

Ссылки на рецензируемые статьи:
https://doi.org/10.1016/j.acme.2017.02.009
https://doi.org/10.21595/jve.2020.20446

http://doi.org/10.26480/jmerd.04.2019. 01.08
https://doi.org/10.15866/ireme.v14i1.17990
https://doi.org/10.32014/2020.2518-1491.97
https://doi.org/10.24247/ijmperdapr202074
https://DOI:10.24247/ijmperdfeb202048
https://doi.org/10.1007/978-3-030-25478-0_10
https://doi.org/10.32014/2019.2518-170X.152
https://doi.org/10.32014/2019.2518-170X.179
https://doi.org/10.32014/2019.2518-170X.120
https://doi.org/10.32014/2019.2518-170X.117
10.1007/978-3-030-19501-4_35
https://doi.org/10.2991/aime-18.2018.30
https://doi.org/10.1007/978-3-030-04975-1_19
https://doi.org/10.1007/978-3-030-12203-4_9
https://doi.org/10.1007/978-3-030-12203-4_8
https://doi.org/10.1007/978-3-030-03320-0_2

Патенты в базе Clarivate Analytics:
Patent Number: WO2020071891-A1. Main IPC E01H-005/12. Publ. Date 09 Apr 2020. Week 202033. Pages: 10. Application Details: WOKZ000005, 29 Apr 2019. Derwent Primary Accession Number: 2020-276120,
Patent Number(s): EA33849-B1. Publ. Date 02 Dec 2019. Main IPC B23D-031/02. Week 202018 . Int. Cl. 23D 31/02. Derwent Primary Accession Number: 2020-12957U.
Patent Number(s): EA 037053-B1. Int. Cl. E01H 5/12 (2006.01). Publ. Date 2021.01.29. Бюл. № 01
Patent Number(s): EA 035723-B1. Int. Cl. E01H 5/12 (2006.01). Publ. Date 30.07.2020. Бюл. № 07.
Patent Number(s): EA 035819-B1. Int. Cl. E01H 5/12 (2006.01). Publ. Date 14.08.2020. Бюл. № 08.

Материал подготовлен Т.Бажовой

«« | »»
Последние новости
17.05.2021 Проекты и программы, реализованные в рамках грантового финансирования по конкурсу МОН РК на 2018-2020 гг.
06.05.2021 Казахстанская наука в годы Второй мировой войны
27.04.2021 Профессор Дудкин: «Я считаю, что понятия «ученый», «изобретатель» и «конструктор» – неразделимы»